Маргарита

Маргарита
Мастер и Маргарита встретились
Мастер и Маргарита в молчании

– Слушай беззвучие, – говорила Маргарита Мастеру, и песок шуршал под её босыми ногами, – слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, – тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

Исследователи сравнивают всепоглощающую страсть Маргариты с преданностью Левия Матвея по отношению к Иешуа, отмечая, что её любовь, «как жизнь, всеобъемлюща и, как жизнь, жива»: «Маргарита стала прекрасным, обобщённым и поэтическим образом Женщины, которая Любит… Фантастический образ женщины, так вдохновенно оборачивающейся ведьмой, с яростью её расправы над врагом Мастера Латунским, с её нежной готовностью к материнству, с этим полётом её в ночи… Женщины, которой ничего не стоит сказать чёрту: «Милый, милый Азазелло!» — потому только, что он заронил в её сердце надежду, что она увидит своего возлюбленного».

После того как Маргарита стала тайной женой Мастера она перестала быть обычным человеком. Вся её история в романе превратилась в мистерию, наполненную множеством сакральных значений. Маргарита стала воплощённым смыслом, например, благородной души Мастера. С ней отчасти происходит то, что и с Мастером. Маргарита – ведьма, это символ того, что Мастер являлся психически нездоровым человеком. Мастер не идеален, он действительно нездоров, поражает его безволие, неспособность радоваться жизни, стратегически мыслить. В состоянии уныния его душа символически находится в руках у дьявола. Всё что происходит в душе Мастера как в зеркале отражено историей Маргариты. Особенно её роль на балу у сатаны.

– Ничего, ничего, ничего! – бормотал Коровьев у дверей комнаты с бассейном. – Ничего не поделаешь,  надо, надо, надо. Разрешите, королева, дать вам последний совет. Среди гостей будут различные, ох, очень различные, но никому, королева Марго, никакого преимущества! Если кто-нибудь и не понравится…

– Где же гости? – Спросила Маргарита у Коровьева.

– Будут, королева, сейчас будут. В них недостатка не будет…

…Но тут вдруг что-то грохнуло в громадном камине, и из него выскочила виселица с болтающимся на ней полурассыпавшимся прахом. Этот прах сорвался с верёвки, ударился об пол, и из него выскочил черноволосый красавец во фраке и в лакированных туфлях. Из камина выбежал полуистлевший небольшой гроб, крышка его отскочила, и из него вывалился другой прах. Красавец галантно подскочил к нему и подал руку калачиком, второй прах сложился в нагую вертлявую женщину в чёрных туфельках и с чёрными перьями на голове, и тогда оба, и мужчина и женщина, заспешили вверх по лестнице.

Маргарита встречает гостей на бал

– Первые! – Воскликнул Коровьев. – Господин Жак с супругой. Рекомендую вам, королева, один из интереснейших мужчин! Убеждённый фальшивомонетчик, государственный изменник, но очень недурной алхимик. Прославился тем, – шепнул на ухо Маргарите Коровьев, – что отравил королевскую любовницу. А ведь это не с каждым случается! Посмотрите, как красив!

Побледневшая Маргарита, раскрыв рот, глядела вниз и видела, как исчезают в каком-то боковом ходу швейцарской и виселица, и гроб.

– Я в восхищении, – заорал прямо в лицо поднявшемуся по лестнице господину Жаку кот.

Маргарита королева бала всех святыхМаргарита исполнила роль королевы на балу у сатаны, на празднике всех святых, где гостями были восставшие из могил преступники и лиходеи разных времён. В контексте романа событие символическое. Образ Маргариты – королевы великого бала у сатаны  – отражает ситуацию Мастера, который стремится издать свой роман в стране дураков. Мастер желает донести светлую идею людям с низким ценностным уровнем и накачанными донемогу фейковым величием мозгами. Приносить светлые идеи в этот неспокойный мир – это, то же самое, что создавать здесь праздник, оживлять и одухотворять застывшую картинку. Быть лучом света в тёмном царстве. Маргарита как символ души – совершенно естественно должна быть госпожой на этом балу. Принимать ущербных людей, никому не отдавая предпочтения, всем оказывая должное внимание – значит, выполнять роль существа более высокого порядка, чем человеческое существо. Например, так ведёт себя Мать-Земля по отношению ко всему живому на планете. Также в этом действии есть схожесть с ролью Иисуса Христа, мессии, который по Евангелие нужен больше грешникам, нежели праведникам. 

Очень интересно смотрится эпизод с праздником, если его рассматривать с позиции библейской истории. Очевидно, что Булгаков постарался отождествить символическое схождение Маргариты в «преисподнюю» – лиходеевскую квартиру №50 – с пришествием Иисуса Христа. Весь её внешний образ об этом говорит. На ней железная корона, как терновый венец, своими острыми краями впилась в её плоть на голове, оставляя глубокие порезы, с которых сочится кровь; на ней железная накидка – символизирующая тяжелую ношу и судьбу, такие же железные сапоги – символизирующие непростой путь. Маргарита исполнила на балу ту же роль, что Мастер осуществляет в реальной жизни. А прообразом этой роли выступает путь Христа. 

Праздник всех святых можно рассматривать и на более простом уровне. Например, как психоанализ. Тогда приём всех ущербных – будет означать признание человеком наличия в самом себе тайных качеств и намерений, находящихся за порогом сознания. И в первую очередь неприятных качеств, оказывающих разрушительное влияние на его внешнее поведение. Выявление из сферы бессознательного своих тайных низменных желаний позволяет человеку работать над ними, тем самым превращать свои недостатки в достоинства. С другой стороны, если человек отрицает свою теневую сторону, он реально неисправим и неизлечим.  Праздник всех святых очень удобно рассматривать с позиции психоанализа. С этого ракурса квартира №50 выглядит особой палатой в психиатрической лечебнице под названием Советский Союз, поскольку пациентов в этой палате принимает самый выдающийся психиатр в мире – мессир Воланд.

– А, милейший барон Майгель, – приветливо улыбаясь, обратился Воланд к гостю, у которого глаза вылезли на лоб, – я счастлив рекомендовать вам, – обратился Воланд к гостям, – почтеннейшего барона Майгеля…

– Да, кстати, барон, – вдруг интимно понизив голос, – разнеслись слухи о чрезвычайной вашей любознательности. Говорят, что она, в сочетании с вашей не менее развитой разговорчивостью, стала привлекать всеобщее внимание. Более того, злые языки уже уронили слово – наушник и шпион. И ещё более того, есть предположение, что это приведёт вас к печальному концу…

…Что-то сверкнуло в руках Азазелло, что-то негромко хлопнуло как в ладоши, барон стал падать навзничь, алая кровь брызнула у него из груди и залила крахмальную рубашку и жилет. Коровьев подставил чашу под бьющуюся струю и передал наполнившуюся чашу Воланду…

Я пью за бытие!

– Я пью за ваше здоровье, господа, – негромко сказал Воланд и, подняв чашу, прикоснулся к ней губами…

…Он быстро приблизился к Маргарите, поднёс ей чашу и повелительно сказал:

– Пей!

У Маргариты закружилась голова, её шатнуло, но чаша оказалась уже у её губ, и чьи-то голоса, а чьи – она не разобрала, шепнули в оба уха:

– Не бойтесь, королева… Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где он пролилась, уже растут виноградные гроздья.

Эпизод с ритуальным убийством агента НКВД вызывает несколько любопытных мыслей. То, что Барон Майгель отождествляется с Иудой – это понятно, даже в экранизации романа Владимира Бортко Иуду и барона играет один и тот же актёр, как бы подтверждая этот факт. Только не всё здесь так просто. В романе Иуду убивает Понтий Пилат, а не он сам себя, как об этом свидетельствует Евангелие. Теперь образ Иуды, в лице барона Майгеля, подан в очень интересном ракурсе, формирующем несколько иную смысловую конструкцию, нежели Иуда в реальности – такой себе маленький человечек, алчный предатель, польстившийся на 30 серебряников. То, в каком ракурсе Иуда подаётся в реальности больше напоминает кем-то хорошо продуманную манипуляцию. Иуда действительно никто и звать его никак, как и барон Майгель. Первосвященник Каифа – вот кто настоящий убийца Иешуа! Все хороши, о чём собственно и роман, но Каифа – это заказчик убийства философа, благодаря Иуде сумел близко подобраться к Га-Ноцри, используя своё положение после ареста Иешуа в разговоре с Пилатом настоял на его распятии. Каифа, таким образом, избавился от своего идейного конкурента. Это как минимум. Теперь Иуда, в лице барона Майгеля, подан как надо: на этот раз он важная часть тоталитарной системы, профессиональный шпион, оказавшейся в нужное время в нужном месте в ловушке сил иного мира, только для того, чтобы быть принесённым в жертву во время ритуала в инсталляции великой мистерии, закутанной в обёртку в виде праздника всех святых. Складывается впечатление, что Булгаков умышленно желал показать Пилата орудием убийства Иуды в руках сил тьмы. Зло уничтожает зло – это как бы закономерно, но здесь ещё слова: «Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где он пролилась, уже растут виноградные гроздья». Я в этом вижу намёк на реальные события в истории, где христианская церковь истребляла представителей языческих культов.

Путь к бессмертию лежит через смерть. Первым христианам казалось, что они очень близко к переходу в иной мир, они ещё были связаны с древнеегипетскими мистериями и и гностической религией. Христиане-иудеи не говорили о спасительной миссии жертвенной смерти Христа. Они считали, что Христос – это просвещённый просветитель, первооткрыватель. Не было непорочного зачатия, не было воскрешения, не было креста, а были только слова Иисуса, который сам – воплощение Божественной Мудрости.
Охота на ведьм — преследование людей, подозреваемых в колдовстве. Уголовное преследование ведьм и колдунов известно с древности, но особого размаха достигло в Западной Европе конца XV — середины XVII веков. Как фразеологизм «охота на ведьм» означает доведённое до абсурда преследование инакомыслящих, дискредитацию каких-либо социальных групп по неразумным мотивам.

Христианская церковь в лице язычников выпалила одну историю человечества, создав предпосылки к появлению новой. К появлению эры реформации и ренессанса. Христианская церковь стала орудием истребления неблаговидных магических практик, но стала ли она после этого выполнять просветительскую функцию в обществе? Позволю себе считать, что нет. В средние века христианская церковь была настоящим препятствием для всестороннего развития человека. Гонению подвергались не только язычники, но и представители точных знаний, естествоиспытатели, просто способные рассуждать здраво. Представители христианской религии умудрились оклеветать астрологию, несмотря на то, что до определённого момента христианское духовенство само не гнушалось практики астрологии. Среди христианских проповедников даже есть канонизированные личности, имевшие серьёзный уровень в познании астрологии. Например, католик Фома Аквинский, православный Климент Александрийский. Сам по себе факт истребления иноверцев говорит несколько о другой функции этой религии, нежели нести Слово Божье в массы. В противном случае можно придти к выводу, что заповеди: не убий и не лги, как и все остальные – не всем обязательно соблюдать. Может сложиться впечатление, что у некоторых «добрых людей» есть уникальное право других добрых людей убивать, унижать, преследовать, разрушать жизнь любым доступным способом, особенно если те придерживаются других религиозных взглядов. Теперь вопрос: сколько нужно в себе иметь «божественной любви» и «вселенского милосердия», чтобы придумать и соорудить все известные орудия пыток для еретиков? Не говоря уже о жутком акте сожжения «неверных» на костре. Это же какая должна быть всепоглощающая страсть творить добро людям, какой энтузиазм, находчивость, а какая отзывчивость! Некоторые образцы для дознания неверных можно назвать чудом инженерной мысли, для своего времени. Это же насколько нужно быть целеустремлённым и мотивированным человеком, чтобы посвятить жизнь для того, чтобы кого-то преследовать, причинять кому-то боль и страдания, унижать, сжигать на костре, вести против кого-то лживую пропаганду? Откуда сколько энергии? А если ещё взять во внимание буквальное понимание библейских истин, превращающее Писание в полный абсурд, то напрашивается другой вопрос: а какова подлинная роль этих «добрых людей» в рясах на Земле? Быть проводниками Духа Святого, как они утверждают? Христос рекомендовал по делам узнавать окружающих. А дела этих «добрых людей» ой как красноречиво впечатляют. Кто-то скажет, что это было в прошлом, а сейчас всё изменилось, другие времена. Я бы не спешил делать такой вывод. Вот интересно, а что бы было, если бы в Конституциях большинства стран мира не было закона, дающего своим гражданам право на свободу совести и вероисповедания? И это всё в наш век информационных баталий? Страшно даже подумать, что могло быть. Чьи-то ручки всё помнят…

В этом сериале речь идет о самых негуманных изобретениях человечества — орудиях, несущих преждевременную кончину. Посмотрите, как они устроены и послушайте рассказ о том, почему зачастую наибольшим успехом пользовались самые невероятные конструкторские решения. Создатели этого захватывающего сериала предоставляют зрителям возможность познакомиться с самыми смертоносными творениями прошлого.
Церковь доказала, что не может существовать без поддержки репрессивным аппаратом. Она предлагает нам идеологию, которая не способна ответить на современные вызовы. Она предлагает настолько хрупкую и не выдерживающую никакой критики конструкцию, что оберегать ее можно только при помощи колючей проволоки, дубинок и уголовных статей”. – Александр Невзоров.

В то же время усилиями христианских фанатиков один облик мира был зачищен до основания, и проявился другой, прогрессивный и более гуманный. Притом, вопреки желанию представителей христианских религий. Ничего не поделаешь, такова жизнь. Проявилась эпоха Возрождение, или Ренессанс — имеющая мировое значение в истории культуры Европы. Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры, её гуманизм и антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности). Расцветает интерес к античной культуре, происходит её «возрождение» — так и появился термин.

«Те, кто попытаются возвыситься над вами, да будут вам слугами». – Иисус Христос, Евангелие.

Ритуальное убийство шпиона Майгеля символизирует регулярное столкновение человеческих амбиций с силами иного мира, существующее в истории человечества непонятно с какого времени. Человечество на материально плане всё время пытается соорудить особенный памятник своей гордыни и тщеславию, притом под видом великого служения. Человечество все время пытается возвести своё невежество в особый статус, и всё время получает в тык от сил непознанной вселенной. Но при этом жизнь не останавливается, эволюция осознания духа продолжает осуществляться, и усилия тех, кто попытался возвысить себя, не проходят даром, они становятся основой нового, и более прогрессивного опыта в истории человечества.

Таким образом, испить чашу с кровью барона, которая превратилась в вино, означает пропустить через себя всю боль, опыт, знания, которые были накопленные предшественниками в прошлом, переварить в себе всю эту энергию, и трансформировать её для нового опыта. Вряд ли Булгаков осознавал, что писал, но получилось у него очень круто передать смыслы, которые требуют серьёзных познаний в эзотерике. Что касается Маргариты, то она исполнила свою роль до конца, будучи в гостях у Воланда, и достойно выдержала его последнее испытание, означавшее, что урок по трансформации личных амбиций был пройден успешно.

– Мы вас испытывали, – продолжал Воланд. – никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!

– Сядьте-ка, – вдруг повелительно сказал Воланд. Маргарита изменилась в лице и села. – Может быть, что-то хотите сказать на прощанье?

– Нет, ничего мессир, – с гордостью ответила Маргарита, – кроме того, что если я еще буду нужна вам, то я готова охотно исполнить всё, что вам будет угодно. Я ничуть не устала и очень веселилась на балу. Так что, если бы он и продолжился ещё, я охотно предоставила бы моё колено для того, чтобы к нему прикасались тысячи висельников и убийц. – Маргарита смотрела на Воланда, как сквозь пелену, глаза её наполнились слезами.

– Верно! Вы совершенно правы! – гулко и страшно прокричал Воланд. – Так и надо!

– Так и надо! – как эхо прокричала свита Воланда.

– Мы вас испытывали, – продолжал Воланд. – никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут! Садитесь, гордая женщина! – Воланд сорвал тяжёлый халат с Маргариты, и опять она оказалась сидящей рядом с ним на постели. – Итак, Марго, – продолжал Воланд, смягчая свой голос. – чего вы хотите за то, что сегодня вы были у меня хозяйкой? Во что вы цените своё колено? Каковы убытки от моих гостей, которых вы сейчас наименовали висельниками? Говорите! И теперь уж говорите без стеснения: ибо предложил я.

Верните любовника Мастера

– Я хочу, чтобы сейчас же, сию секунду, вернули моего любовника, Мастера, – сказала Маргарита, и лицо её исказилось судорогой…

– А скажите, почему Маргарита вас называет Мастером? – спросил Воланд.

Тот усмехнулся и сказал:

– Это простительная слабость. Она слишком высокого мнения о том романе, который я написал.

– О чём роман?

– Роман о Понтии Пилате.

Тут опять закачались и запрыгали язычки свечей, задребезжала посуда на столе, Воланд рассмеялся громовым образом, но никого не испугал смехом этим, никого не удивил, Бегемот почему-то зааплодировал.

– О чём, чём? О ком? – заговорил Воланд, перестав смеяться. – Вот теперь? Это потрясающе! И вы не могли найти другой темы? Дайте-ка посмотреть, – Воланд протянул руку ладонью к верху.

– Я, к сожалению, не могу этого сделать, – ответил Мастер, – потому что я сжёг его в печке.

– Простите, не поверю, – ответил Воланд, – этого не может быть. Рукописи не горят. – Он повернулся к Бегемоту и сказал: – Ну-ка, Бегемот, дай сюда роман…